September 18th, 2005

Я честно пытался. Может, у вас получится...

ОТ ЛИГУРИИ ДО БЕСПЕРСПЕКТИВНЯКА
(краткая повесть)
В четверг четвертого числа в четыре с четвертый часа лигурийский регулировщик регулировал в Лигурии, но тридцать три корабля лавировали, лавировали, да так и не вылавировали, и потом протокол про протокол протоколом запротоколировал, как интервьюером интервьюируемый. лигурийский регулировщик речисто, да не чисто рапортовал, да так зарапортовался про размокропогодившуюся погоду что, дабы инцидент не стал претендентом на судебный прецедент, лигурийский регулировщик акклиматизировался в неконституционном Константинополе, где хохлатые хохотушки хохотом хохотали и кричали турке, который начерно обкурен трубкой: не кури, турка, трубку, купи лучше кипу пик, лучше пик кипу купи, а то придет бомбардир из Бранденбурга - бомбами забомбардирует за то, что некто чернорылый у него полдвора рылом изрыл вырыл и подрыл; но на самом деле турка не был в деле, да и Клара-краля в то время кралась к ларю, пока Карл у Клары крал кораллы, за что Клара у Карла украла кларнет, а потом на дворе деготниковой вдовы Варвары два этих вора дрова
воровали; но грех - не смех - не уложить в орех: о Кларе с Карлом во мраке все раки шумели в драке, - вот и не до бомбардира ворам было, но и не до деготниковой вдовы, и не до деготниковых детей; зато рассердившаяся вдова убрала в сарай дрова: раз дрова, два дрова, три
дрова - не вместились все дрова, и два дровосека, два- дровокола-дроворуба для расчувствовавшейся Варвары выдворили дрова вширь двора обратно на дровяной двор, где цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла; цыпленок же цапли цепко цеплялся за цепь; молодец против овец, а против молодца сам овца, которой носит Сеня сено в сани, потом везет Сенька Соньку с Санькой на санках: санки- скок, Сеньку- в бок, Соньку- в лоб, все- в сугроб, а Оттуда только шапкой шишки сшиб, затем по шоссе Саша пошел, саше на шоссе Саша нашел; Сонька же - Сашкина подружка шла по шоссе и сосала сушку, да притом у Соньки-вертушки во рту еще и три ватрушки - аккурат в медовик, но ей не до медовика - Сонька и с ватрушками во рту пономаря перепономарит, - перевыпономарит: жужжит, как жужелица, жужжит, да кружится: была у Фрола - Фролу на Лавра наврала, пойдет к Лавру на Фрола Лавру наврет, что - вахмистр с вахмистршей, ротмистр с ротмистршей, у ужа - ужата, у ежа- ежата, а у него высокопоставленный гость унес трость, и вскоре опять пять ребят съели пять опят с полчетвертью четверика чечевицы без червоточины, да тысячу шестьсот шестьдесят шесть пирогов с творогом из сыворотки из-под простокваши, - о всем о том охало кола колокола звоном раззванивали, да так, что даже Константин - зальцбуржский бесперспективняк из-под бронетранспортера констатировал: как все колокола не переколоколовать, не перевыколоколовать, так и всех скороговорок не псрескороговорить, не перевыскороговорить; но попытка - не пытка.
А. Пантелеев

(no subject)

Насколько я знаю, платоновская идея "государства философов" была опробована на практике два раза, и оба раза - с невероятными, головокружительными результатами. Первый раз - государство иезуитов у индейцев Парагвая в 16-17 веках. Социальная справедливость, благосостояние, образование, отсутствие принуждения и выкачивания денег из народа, отеческое отношение правителей к народу. После изгнания иезуитов из Южной Америки перуанские индейцы ещё несколько десятилетий вспоминали их с благодарностью и мечтали об их возвращении. Второй раз - диктатура Антониу Салазара в Португалии, "кафедрократия". Больше тридцати лет страной правили профессора экономики и политологии из Коимбрского университета. Почти всё это время - стабильный экономический рост процента на четыре в год, социальный мир, даже репрессии против коммунистов не были очень жестокими, корпоративное государство, почти полное отсутствие коррупции. Нейтралитет в войне, спасение евреев ("к евреям я равнодушен, но если сатана - антисемит, то я буду филосемитом" - Салазар). Антониу Салазар жил в двухкомнатной квартирке, во время демонстраций в свою поддержку задёргивал шторы, чтобы ему не мешали работать, и каждые три года испрашивал у ректора университета очередной академический отпуск для руководства страной. Нелады начались, когда сам Салазар состарился и уже не реагировал адекватно на происходящее в стране и мире. Португальский опыт показал: совсем неплохо, если страной правит профессор, плохо лишь, если это всё время один и тот же профессор. Прогрессивные генералы, сменившие Салазара, за несколько лет развалили всё.

История американской лингвистики, обработанная "Сатириконом",

в грубых карикатурах и неполиткорректных преувеличениях
(с помощью dimrub)

Сэпир: А вот мы с Боасом... язык, он... некоторые изменения и тенденции... градуальная абстрактность-конкретность...
Американские лингвисты (положив ноги на стол и жуя табак): Чё?
Сэпир, смутившись, умолкает.
Гринберг: Я открыл Протоязык!
Американские лингвисты (заинтересованно): Ну?
Гринберг: Вода на протоязыке - это "бу"!
Американские лингвисты (свистят, улюлюкают, стучат ногами по столу): Бу-у-у! Бу-у-у! Бу-у-у!!!
Блумфилд: Даёшь индейские языки!
Американские лингвисты (положив ноги на стол и жуя табак): Так ведь непонятно же ничего!
Блумфилд: И не надо! Структуры никакой нет! Семантики никакой нет! Айда в Вайоминг!
Американские лингвисты (положив ноги на стол и жуя табак): Ё!!! Айда!
Гость из Европы: А вот Матезиус уже давно... а Ельмслев ещё раньше... а Трубецкой с Якобсоном... и Теньер вообще...
Американские лингвисты (положив ноги на стол и жуя табак): Чё?
Гость из Европы замолкает и уезжает в Баден-Баден.
Хомский (интеллигентным тоном): Мне кажется, что структура есть.
Американские лингвисты (положив ноги на стол и жуя табак): Да ты гонишь!
Хомский: Она там, в глубине, её просто не видно.
Американские лингвисты (спустив ноги со стола и выплюнув табак): Да ну!!! Пошли структуру искать!
Хомский (спустя некоторое время): Бесцветные зелёные мысли яростно спят.
Американские лингвисты (неуверенно): И что?
Хомский (победоносно): Семантика есть!
Американские лингвисты (хлопая себя по лбу): И правда! Давайте её сюда присобачим!
Найда, Филлмор и иже с ними (выскакивая из подвала): А мы давно уже! А вы не верили!
Американские и европейские лингвисты (хором): Об-ни-ми-тесь, миллионы!..

(no subject)

До прихода в Ханаан Яаков действует как молодой человек: зять-примак, кланяется брату, борется с ангелом всю ночь, и не скажешь, что ему уже за девяносто. Начиная с этого стиха и до конца Яаков действует как старик: умирает его жена, в деле Шхема предоставляет инициативу сыновьям и боится её последствий, Йосеф называется "сыном старости", братья говорят об "отце-старике". Яаков молод, Исраэль - стар, и прожитые годы тут ни при чём.

"Во-первых, это красиво..."

Шабат 133б
Если мы делаем обрезание в субботу, то после окончания собственно обрезания можно подровнять это место скальпелем, хотя заповедь уже выполнена и это могло бы быть расценено как нарушение субботы. Откуда это следует? Сказали мудрецы: "Делай заповедь красиво!"

Я же говорил, что все анекдоты - из Талмуда!

Глючная песня Юнны Мориц

Ну что это такое: "профессор любил сковородку, но тут зазвонил телефон...", "любимую дырку свою", "ведь он в сковородке застрянет"?
Кое-где пришлось изменить реалии на израильские: в электричках здесь не курят.

פרופסור אהב את הספל,
פתאום נשמעה הצפירה.
שכח על האש את הספל,
יצא – לא חזר חזרה.
אמר בכניסה לרכבת:
"אפסיק לעשן, זה חהוק" -
ואז הוא זרק את הבדיל עם שלהבת
לכובע שלו המתוק!

ואני – הנני, מר חמים,
מכבה משקפיים שרופים
כובעים, מעילים וספלים,
טי-לים, טי-לים, טי-לים!

חמים הוא כבאי על הגובה,
עובד הוא במלא הצלחה.
למה אדמה את הכובע?
לחור שבכובע, חה-חה!
ואיך הפרופסור יחבוש את
החור החמוד על בשרו?
בספל מיד ייתקע – איזה בושת! –
לולא אני בא לתופרו!

ואני הנני – מר קרים,
מתקן לדברים בוערים,
כובעים, מעילים וספלים,
טי-לים, טי-לים, טי-לים!
Профессор любил сковородку,
Но вдруг зазвонил телефон,
Забыл на огне сковородку
Профессор - и выскочил вон!
Садясь на ходу в электричку,
Сказал он: "Сейчас закурю!"
И бросил, и бросил горящую спичку
В любимую шляпу свою.

А я тут как тут, я - Жарков,
Гаситель горелых очков,
Пиджачков, сковородок и шляп!
Тяп-ляп, тяп-ляп, тяп-ляп!

Жарков погасил, ну и что же?
Работа его неплоха:
На что эта шляпа похожа?
На дырку от шляпы - ха-ха!
И как же профессор наденет
Любимую дырку свою?
Ведь он в сковородке застрянет,
Когда я её не зашью!

А я тут как тут, я - Холодков,
Спаситель горелых очков,
Пиджачков, сковородок и шляп,
Алле-оп! Алле-оп! Алле-ап!