June 3rd, 2009

"На уровне фантазии и бреда" (с)

Шоу-менеджеры и певцы кое-что недооценивают.
Все мы любим петь без слов, "ля-ля-ля". И нам нравится, когда это "ля-ля-ля" хорошо поёт кто-нибудь другой.
Что мы помним из "Волшебной флейты"? Арию Царицы ночи. А из неё? Вокализ.
Что мы помним из репертуара Шаляпина? "Блоху". И тоже вокализ.
То же касается арий Фигаро из "Севильского цирюльника".
Это понимал Дассен со своим "зай-зай-зай-зай" и Азнавур со своим "така-така-така-така-таката" (если я их не перепутал). Этим объясняется оглушительный успех Вайи кон Диос - "най-най-най-най" - и популярность "Boxer"-а Саймона и Горфункеля. Короткие вокализные кусочки делают гениальной песню Taste of Honey, как и "А у нас во дворе крутят ту же пластинку".
И т.д.
Поэтому так действуют хасидские нигуны.

(no subject)

Не все современные читатели понимают, что Татьяна в своей речи к Онегину в 10 главе относится к нему как к задушевному, интимному другу. Она называет его по фамилии (!) В свете это было немыслимо, насколько я знаю.
А на каком основании, кстати? Вы обращали внимание на то, что четыре "речи" главных героев романа - письмо Татьяны, ответ Онегина, письмо Онегина и ответ Татьяны - это монологи? Никакой реакции другой стороны нет! А вдруг понимание адресата, выраженное в этих речах, неверно? Так оно и есть, видимо. Оба главных героя весь роман общаются с фантомами. "Онегин" как история непониманий. Из-за непонимания и Ленский погиб.