April 27th, 2011

А теперь серьёзный вопрос

Что читают в году больше раз - полный Галель или сокращённый Галель?
Не торопитесь отвечать. Нужно учесть как минимум 6 факторов, возможны 4 или даже больше вариантов ответа.
Граничное условие - сокращённый как часть полного не учитывается.

У юзера barmaleo ещё 5 лет назад было приведено несколько правильных полных ответов - http://barmaleo.livejournal.com/83216.html

Вдруг кто не знает

Ешивный вариант "Один кто знает" (ну или "ой вы люди умные, люди вы учёные" - кому что привычнее)
תָּנוּ תָּנוּ רַבָּנָן,
רַבָּנָן בַּבְּרַיְתָא,
בְּרִיךְ הוּא רַחֲמָנָא,
יָהִיב לָן אוֹרַיְתָא.

אֶחָד מִי יוֹדֵעַ?
אֶחָד אֲנִי יוֹדֵעַ:
אֶחָד הַחוֹפֵר בּוֹרוֹת
שִׁיחִין וּמְעָרוֹת.

Collapse )

И прекрасный клип, исполнение Шалома Битона - http://www.youtube.com/watch?v=KltSST7OX4Y

В погоне за хамецом

У галахи странные отношения с реальностью. Иногда галахическая реальность расходится с реальной реальностью: законы ниды, "кровь становится молоком", маслина размером с яйцо и яйцо размером с яблоко, время исхода субботы и прохода солнца сквозь толщу небосвода, "галахическая собака", которая ест жидкость для чистки унитазов, кастрюля, впитывающая вкус на всю толщину стенок и др. Иногда галаха просто игнорирует реальность - законы битуля. Иногда они вступают в почти непреодолимое противоречие - шабат и законы молитв на полюсе и в космосе. А порою галаха гонится за реальностью и стремится ей максимально соответствовать. Например, хамец. В современной ортодоксальной практике принято понимать хамец расширительно и воспринимать его на молекулярном уровне - даже почти неразличимая глазом крошка хамеца является перед Песахом страшной угрозой. Никакого тебе битуля, никакой галахической собаки и никакого кезаита. До последней молекулы.
Это связано, видимо, всё с той же потребностью в аскезе, о которой как-то писал я в связи с Песахом и недавно писал o_aronius.

Кто скажет, что это не про нас -

пусть первый бросит в меня этрог.

"Комментарий, как и всякий научный текст, помогает размышлениям читателя, но не может заменить их.
...
Другая особенность комментария — обязательная направленность комментария: «Тип комментария определяется прежде всего читательским назначением издания» (С. 292). Факт направленности имеет решающее значение для отбора комментируемых мест текста. Никакой комментарий не может, да и не должен, объяснять все.
...
Весьма существенно отделить те слова, которые сделались непонятными современному читателю, от таких, непонятность которых входила в авторский расчет...
...
Исчерпать ... текст невозможно. Сколь подробно ни останавливались бы мы на политических намеках, многозначительных умолчаниях, бытовых реалиях или литературных ассоциациях, комментирование которых проясняет различные стороны смысла ... строк, всегда остается место для новых вопросов и для поисков ответов на них. Дело здесь не только в неполноте наших знаний, хотя чем более трудишься над приближением текста к современному читателю, тем в большей мере с грустью убеждаешься в том, сколь многое забыто, и частично забыто бесповоротно. Дело в том, что ... произведение, пока оно непосредственно волнует читателя, живо, то есть изменчиво. Его динамическое развитие не прекратилось, и к каждому поколению читателей оно оборачивается какой-то новой гранью. Из этого следует, что каждое новое поколение обращается к произведению с новыми вопросами, открывая загадки там, где прежде все казалось ясным. В этом процессе две стороны. С одной — читатели новых поколений больше забывают, и поэтому прежде понятное делается для них темным. Но с другой стороны, новые поколения, обогащенные историческим, порой купленным тяжелой ценой опытом, глубже понимают привычные строки. Казалось бы, зачитанные и заученные стихи для них неожиданно открываются непонятными прежде глубинами. Понятное превращается в загадку потому, что читающий обрел новый и более глубокий взгляд на мир и литературу. А новые вопросы ждут нового комментатора. Поэтому живое произведение искусства нельзя прокомментировать «до конца», как нельзя его «до конца» объяснить ни в каком литературоведческом труде".
http://feb-web.ru/feb/pushkin/critics/lot/lot-472-.htm

Как и несопоставимый с ним Борис (Барух) Берман, Лотман для меня - пример еврея, который интуитивно чувствует "как", но не знает "что". Берман писал что-то странное о Толстом, и только добравшись до книги Берешит, раскрылся как самостоятельный автор мидраша. Лотман же подарил свой талант великого комментатора русской литературе, потому что не знал, что бывает то, для чего его талант может пригодиться больше.
Впрочем, я Лотману безмерно благодарен за его труды, за школу, за метод.