May 6th, 2012

Бред сивого социолога

Самосознание (identity) бывает субстантным и акцидентным. Или, если хотите, субстанциональным и акциденциональным, но эти слова длиннее и их труднее произносить. Предположим, Х считает себя евреем\цыганом\выходцем из СССР\гомосексуалистом\коммунистом\далее везде. Если он самоопределяется акцидентно,то это происходит так: в качестве еврея он, скажем, покупает мацу на Песах, в качестве цыгана - учится играть цыганскую музыку и изучает цыганский Холокост, в качестве выходца из СССР приучает детей к советским фильмам, в качестве гомосексуалиста - ну, понятно, в качестве коммуниста ходит на маёвки, далее везде.
Если же он самоопределяется субстантно, то это происходит так: в качестве еврея он общается с людьми и пишет (на бумаге или в блогах) о том, сколько в мире евреев, сколько учёных и мафиози были евреями, когда он впервые узнал, что он еврей, как он боялся\не боялся объявлять себя евреем, как евреев называли в СССР, как евреев не любят и насколько это иррационально, можно ли быть одновременно евреем и кем-либо другим... и т.д. То же можно сказать о гомосексуалисте, выходце из СССР и пр.
Субстантное самоопределение - громкое, акцидентное - тихое. Акцидентное самоопределение продуктивно, создаёт новые артефакты и смыслы, субстантное - нет. Субстантное определение предполагает образ Другого, акцидентное может без этого обойтись. Субстантное самоопределение размывается при попадании в среду таких же, и поэтому быстро заменяется другим субстантным самоопределением: поэтому советские и российские евреи, попадая в Израиль, быстро и с удовольствием становятся "русскими".
В еврейском мире цель субстантного самоопределения зачастую ставят перед собой керувные организации.
Субстантное самоопределение я не люблю. Ни в какой области.