November 27th, 2012

(no subject)

Свидетельство о произношении греческой "эта" как "и" в III в.:
אמר רב חסדא: אין תורה נקנית אלא בסימנין שנאמר "[וְלַמְּדָהּ אֶת בְּנֵי יִשְׂרָאֵל] שִׂימָהּ בְּפִיהֶם" (דברים לא:יט). (עירובין נד ע"ב)
Дальше должно быть:
אל תקרי שימה אלא σημα (знак).
(Zlotnick D., Memory and the Integrity of the Oral Tradition, JANES 16-17, 1984-1985, p. 239)

Кстати, к этой же группе "не читай А, а читай А" относится אל תקרי בניך אלא בניך в конце Брахот, о котором я уже писал: не "сыны", а "понимающие".

(no subject)

Веред Ноам (и не она первая) в книге מקומראן למהפכה התנאית: היבטים בתפיסת הטומרא рассуждает о причинах появления в Кумране и у танаев дополнительных правил и ограничений, связанных с нечистотой жидкостей - טומאת משקין, доходящих чуть ли не до логического абсурда в גזירת י"ח דבר. Она предполагает, что евреи эпохи Второго храма, озаботившись проблемами нечистоты, начали думать о путях её переноса. И самое близкое к нему явление в природе - это увлажнение предметов. Предполагается такая логика: подобно тому, как мокрое, дотронувшись до сухого, делает его влажным - нечистый, дотронувшись до чистого, делает его нечистым на одну ступень ниже.
Следующий логический шаг: Если нечистота так похожа на жидкость, которая мокра и увлажняет, стоит постановить, что сама эта жидкость нечиста и оскверняет. (См. спор Рава и Шмуэля о том, деорайта ли это). А так как жидкость, разливаясь, не знает "степеней ослабления", у её нечистоты тоже не будет степеней ослабления.
А дальше начинается торжество "строителей забора вокруг Торы". Вдруг оказывается, что жидкость может повышать степень нечистоты, см. несколько мишнайот, удивлённо восклицающих: מטמאיך לא טימאוני ואתה טימאתני. Возникает странная ситуация чистых рук и нечистой воды на них, откуда и взялся наш обычай поливать руки дважды-трижды. Оказывается, что нечистая еда оскверняет человека, чего мидеорайта не может быть по определению. Зачем?
Видимо, причины этого шага - не физические, а социологические. Qui prodest? О каждом из 18 постановлений (см. Шабат 13б и далее) можно сказать, чего добивались принимавшие его. В некоторых случаях гемара говорит это прямо:
- чтобы не ели нечистую еду и не пили нечистые напитки, то есть чтобы отдалялись и отделялись от нечистых вещей, находящихся в доме, и само собой - от источников их нечистоты;
- чтобы не трогали руками всякое-разное;
- чтобы не хранили свитки Торы под кроватью;
- чтобы окунались в еврейской микве, а не ходили бы в римские бани;
- чтобы не покупали у неевреев ни хлеб, ни масло, ни вино;
- и наконец, все נכרים приравнены к זבים לכל דבר, а эти самые завы являются жутким источником нечистоты вплоть до запрета совместного сидения на скамейке. И тем самым между евреями Торы и неевреями возведена железная стена. Правда, при этом по другую сторону этой железной стены оказались и те евреи, кто не принял эти постановления (или по крайней мере не соблюдал их в повседневном быту, да и не должен), и возникло противостояние פרושים и עמי הארץ. Но это уже мелкие побочные следствия выполнения нашей Главной Задачи, не так ли?

(no subject)

Недавно я впервые взял в руки Йерушалми Шоттенштейн. Ещё не все тома вышли. Это коммунизм какой-то, всеобщее счастье: много комментариев, разночтения текста, подробные шоттенштейновские объяснения, чертежи и картинки.
Но без "Йерушалми ки-фшуто" Либермана всё равно не обойтись.