December 7th, 2012

Сын своей эпохи

Ибн-Эзра, длинный комментарий к Шмот
21:19
"И вылечит его" - Это доказывает, что врачам дана [свыше] возможность лечить внешние повреждения тела.
"Заплатит за простой" - Наши мудрецы получили традицию , согласно которой [ударивший должен оплатить] и другие [виды ущерба] в дополнение к этим двум.
21:21
"Этот [раб] – его деньги" - Писание не поясняет, как нужно поступить с хозяином, случайно приведшим к смерти побитого им раба, поскольку обычно люди жалеют то, что стоит денег, и не портят его. Ведь даже свою скотину хозяин жалеет. Всевышний лишь повелел господину, наказывающему своего раба, не наказывать его слишком жестоко. Если [хозяин] увидит, что [раб] вот-вот испустит дух под его ударами, нужно оставить его. А если он не оставит его [и продолжит бить, проявляя жестокость, и раб умрёт], хозяин должен быть казнён, ведь «милосердие Всевышнего – на всех Его творениях» (Теѓилим, 145:9).

Оставить его. А вызывать врача, выходит, не нужно, хотя "врачам дана возможность лечить внешние повреждения тела". Сам поправится, не барин.
И одновременно «милосердие Всевышнего – на всех Его творениях».

Краткая история библейской интерпретации на одной ноге

В эллинистическую эпоху у евреев скопилось много книг. Почти все - на религиозные темы. Надо было навести порядок: какие книги вредные, какие полезные, какие - душеполезные, какие - святые, а какие - и вовсе священные. Начался отбор и канонизация Священного Писания. У нас - не Александрийская библиотека, не бесконечное книгохранилище, где сам Эратосфен не разберёт, что где лежит, а упорядоченный свод!
В число священных книг попали книги пророков. Почему? Потому что когда-то было пророчество, а сейчас - одни сивиллы. Напоминание о славных днях. Но вот беда: многие из зтих пророчеств уже исполнились! Зачем же тащить эти книги с собой через всю историю? Зачем включать их в Танах? Положим их на полку, как Бен-Сиру, и пусть лежат! Нет, нельзя - священные... То же, между прочим, относится к историческим книгам. Какое нам дело, как Яаков переходил через Ябок и как Давид пил (не пил) воду около Бет-Лехема?
Мейнстрим на эти вопросы вообще не отвечал. Александрийцы (и их ученики) их и не ставили: там любили историю. Им даже мало было: есть Шофтим, Шмуэль и Млахим, а мы ещё Иудейские древности напишем. А вот люди Кумрана ставили и отвечали. И сказали они вот что: "Древние пророчества по-прежнему актуальны, поскольку говорят они о нас! Именно о нас, о нашей секте!" И появился пешер.
Этот метод подхватили первые христиане: "Древние пророчества, да и древние события, говорят о нас, точнее, о нём!" Так появилось "прообразование".
И нашим мудрецам метод пешера понравился: "И остался Яаков один, и боролся с ним некто..." - "отсюда следует, что мудрец Торы не должен ходить один по ночам". А откуда следует, что Яаков был именно мудрецом Торы? Ниоткуда. "Древние пророчества и древние события говорят о нас, о мудрецах". "Все пророки обещали грядущие блага именно тому, кто кормит мудреца Торы, обслуживает мудреца Торы, а награда самим мудрецам Торы даже превыше разумения пророков!" Давид, оказывается, не воевал, а Тору учил, его герои, черпавшие воду из колодца, на самом деле решали трудный ѓалахический вопрос, а тридцатка его богатырей была не военной гвардией, а ешивой.