March 22nd, 2015

(no subject)

Слушал в тремпе урок, посвящённый "четырём пасхальным сыновьям". Известно много подходов к их объединению в пары. На уроке подчёркивалось, что "умный сын" спрашивает только о "законах и уставах". Его интересует объём кезаита мацы и время съедения марора. Поэтому его пара в греймасовском квадрате - "сын-злодей", который спрашивает "что это за служение у вас?" Какой толк и прок во всей вашей галахе, если она не затрагивает душу? Служение превращается в работу (עבודה).
А сын, не умеющий спрашивать - что это значит? Каждый ребёнок умеет спрашивать. Если этот сын вообще не умеет спрашивать, он умственно отсталый и свободен от заповедей. Нет, он умеет, но не хочет. Во-первых, он хочет побыстрее перейти к собственно трапезе, для того и пришёл, а не задерживать ведущего разными вопросами, ну их этих умников, им лишь бы поговорить. А во-вторых, он не хочет спрашивать, потому что боится получить ответ - именно тот ответ, который уже заранее знает и перед которым страшно предстать. Лучше прикинуться веником, авось пронесёт. Поэтому рядом с ним сажают "простака", который задаёт самый простой, первичный вопрос "что это?" Такой вопрос может относиться к чему угодно, и ведущий седер может начать разговаривать с этой парочкой на любую тему, которая - как он считает - может "зацепить" этого "не умеющего спрашивать".

(no subject)

Козьма Прутков идёт по школе Шамая в שביתת כלים:
Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану.