May 10th, 2015

История, услышанная по дороге на работу

Жил в Иерусалиме один человек, из "старого ишува", и была у него домработница. Однажды дали ему на хранение пакет с деньгами, а он исчез. Человек стал его искать, не нашёл, и заподозрил домработницу. Только заподозрил, ничего не сделал. А перед Песахом стал перетряхивать книги - и обнаружил, что засунул пакет в одну из них. Тогда он позвал домработницу и сказал:
- Я заподозрил тебя в воровстве, прошу у тебя прощения и ты можешь потребовать любое возмещение.
- Но я не заметила никакой перемены в отношении ко мне!
- Я-то знаю, что я о тебе плохо думал. Можешь требовать возмещения.
- Не надо мне возмещения. Но у меня нет детей. Благослови меня!
(История рассказана дочерью той женщины, приехавшей в Иерусалим на могилу того человека).

О разрешении сплетен "в присутствии трёх" - еврейский закон

Есть такое мнение в Гемаре: Сказал Раба бар рав Гуна: Всё, что сказано в присутствии трёх, можно передавать дальше. Почему? У того товарища есть товарищ, а у того товарища есть ещё товарищ... таким образом, ты не нарушаешь запрет сплетен и злословия, который нарушил бы, если бы сам распустил эту сплетню. Р.Юваль Шерло опубликовал об этом статью в 27 номере "Тхумин". Один человек из нашего поселения (он не подписался, но всем понятно, кто это - он из месяца в месяц распространяет повсюду информацию о вреде злословия) написал к ней ограничивающее дополнение.
1. Если сам человек рассказывает о себе, эту информацию можно спокойно передавать дальше.
2. Если в данной общине принято сплетничать, то можно рассказывать услышанное "в присутствии трёх", так как рассказавший и тот, о ком рассказывают, знают, что информация пойдёт по рукам. Но если в информации был ещё и оттенок злословия - он не снимается.
3. Если в данной общине не сплетничают, то рассказывая такую информацию, ты подводишь всю общину под грех сплетни.

Далее. В некоторых случаях можно рассказывать о человеке порочащую его информацию (если это правда, в ином случае нарушается очевидный запрет лгать): например, чтобы уберечь других от возможных убытков и неприятностей. Но:
- Эта информация должна быть точно и лично известна рассказывающему. Рассказывающий с чужих слов - как будто свидетельствует в суде с чужих слов, а это называется лжесвидетельство и карается соответственно.
- К ней нельзя прибавлять ничего не относящегося к делу.
- Эту информацию нужно принять к сведению в отношении ведения дел, но нельзя на её основе менять отношения к объекту рассказа: вдруг это неправда? Или вдруг он уже раскаялся?
- Нельзя шпионить, подслушивать и подсматривать, чтобы выведать такую информацию. Запрет לרגל. Только в делах об идолопоклонстве מכמינין עדים.

(no subject)

Я тоже хочу сидеть на мокрых садовых скамейках и вырезывать перочинным ножом сердца, пробитые аэропланными стрелами.
На скамейках, где грустные девушки дожидаются счастья.
Вот и еще год прошел в глупых раздорах с редакцией, а счастья все нет.

...

Стало мне грустно и хорошо. Это я хотел бы быть таким высокомерным, веселым. Он такой, каким я хотел быть. Счастливцем, идущим по самому краю планеты, беспрерывно лопочущим. Это я таким бы хотел быть, вздорным болтуном, гоняющимся за счастьем, которого наша солнечная система предложить не может. Безумец, вызывающий насмешки порядочных неуспевающих.

...


Утром мне лучше, а к вечеру лихорадочное состояние продолжается. Болен я или просто сумасшедший? Совсем я не умею жить, оттого мне так плохо почти всегда. Всегда я дрожу, нет мне спокойствия. Это ужасно нехорошо.
Что я делал сегодня? Пошли в "Куполь" встречаться с П. Встретились. Скучноватые ответы на неопределенные вопросы, потом отправились в банк получать по чеку. Обменять франки на доллары не смогли, не было в банке (только 40). Придется ехать завтра. Пешком пошли на Елисейские поля в "Довилль". Выпил вермута, поехали в ресторан "Les maroniers". Все откровенно жалуются на то, что я скучный, и я нахожу, что это еще очень вежливо. Мне кажется, что я со своими испуганными глазами, худобой и мрачностью просто невыносим.

А вы знаете (можно даже с Гуглем), КТО это написал в дневнике?

(no subject)

Вот есть известная притча о двух лягушках в кувшинах, легко превращающаяся в культурообразующую еврейскую притчу. http://nomen-nescio.livejournal.com/381028.html
А если в кувшинах, куда бросили лягушек, было не молоко, а совсем другая субстанция - такая, знаете, коричневого цвета? (Но лягушкам об этом не сказали). Права ли вторая лягушка?

О преимуществах альпинизма

1. Работаешь мышцами, испытываешь усталость, голод и холод. Как настоящий мужчина. Не то что в конторе.
2. Находишься в компании единомышленников, готовых тебе помочь - и ты готов им помочь. Идеальное общество.
3. Против тебя суровые жизненные обстоятельства - но ты почти всегда можешь их просчитать и обойти наиболее трудные. Контролируемые трудности.
4. Достижения зримы и ощутимы: забрался наверх. Как говорится, "почему люблю мыть посуду - сразу виден результат работы". А тут - пашешь, пашешь, а результат - за горизонтом.
5. Всё кончается с концом похода. Горы не нанесут удар в спину, не напишут донос, не возбудят уголовного дела в отместку за протестное выступление.
6. И самое главное: все победы - понарошку. Горе-то всё равно, кто на неё влез, а кто не влез. А ведь победа в игре в "царя горы" интереснее победы в жизненной игре.

"Так оставьте ненужные споры,
Я себе уже всё доказал".
"Стоишь ты грузный, бородатый,
И говоришь: не осуди".

Возле грязного помещения, заваленного мешками с песком, я увидел круглоголового. Он неподвижно стоял в дверях, лицо его было закопчено, от него несло пороховой гарью, и зрачки были во весь глаз. Через каждые пять секунд он нагибался и чистил колени, и он не слушал меня, и пришлось сильно встряхнуть его, чтобы он меня заметил.
- Нету Эля! - гаркнул он. - Нету его, понимаешь? Один дым, понял? Двадцать киловольт, сто ампер, понимаешь? Не допрыгнул!
Он сильно оттолкнул меня, повернулся и устремился в грязное помещение, прыгая через мешки с песком. Расталкивая любопытных, он продрался к низенькой железной двери.
- А ну, пусти! - визжал он. - А ну, я опять! Бог троицу любит...
Дверь гулко захлопнулась за ним, и люди шарахнулись прочь, спотыкаясь и падая. Я не стал ждать, пока он выйдет. Или не выйдет.