May 12th, 2015

סובב לו סובב לו פינג'אן

Йехезкель Кучер (кому мы, лингвисты-ивритчики, по гроб жизни обязаны многим) родился в Словакии, в 1909 г. Тогда Словакия входила в венгерскую часть Австро-Венгрии. Родным языком его был венгерский. Он рассказывает, что как-то к нему приехали двоюродные братья из собственно Венгрии и высмеяли его венгерский язык: "Как ты называешь чашку? "Чеше"? Что за славянизм! Чашка по-венгерски - "финджа"!" Только выучившись, он узнал, что и это слово ничуть не венгерское, а турецкое. А в турецком оно из персидского "финджан", а там - из арамейского "пинка", а там - из греческого "пинакс" - тарелка. Это же слово дало в иврите פינקס - первоначально две дощечки-тарелочки с рамками, заполненные воском, для записей. Оно же дало известное в раввинистической литературе מלככי פינכא - лизоблюды.
И оно же, придя из турецкого в арабский язык Палестины, а из него - в иврит Пальмаха, дало "финджан" - джезва для кофе.
(Й.Кучер, "Слова и их история")