December 17th, 2015

Календарное

Последний Любавичский ребе, р.Менахем-Мендл Шнеерсон, любил всех евреев. Никого он не отвергал, во всех находил достоинства, включая нерелигиозных, включая противников хасидизма, см. историю о "пересчёте алмазов". За одним исключением. Одного еврея он метафорически сравнил с бесом, причём с вредным бесом, чинящим евреям неприятности (в отличие от нейтральных бесов), и велел праздновать победу в суде с ним.
Что же сделал этот еврей, получивший раввинский диплом в ешиве "Тора ва-даат"? Накормил ешиву свининой? Проделал дырку в свитке Торы? Нет, он заявил свои права собственности на библиотеку, которую собирал его дед, и продал некоторые книги. Не уничтожал книги из неё, не запрещал людям их читать. Лишь заявил о правах собственности.
Кто же был этот еврей? Внук и единственный выживший потомок ребе Раяца. Тот, кого бабушка ещё в детстве прочила на раввинский престол. Сын Ханы, старшей дочери Раяца. Сын главы системы ешив "Томхей тмимим" - центральный пост в Хабаде.
(Замечу, что отец этого человека был главой ешив "Томхей тмимим" до последнего дня, а после проигрыша процесса, который вели его сын и его жена, отделился от них и стал жить отдельно, и р.Менахем-Мендл уважал и приближал его).
И в честь победы над этим человеком, метафорически сравниваемым с бесом, в Хабаде устраивают ежегодный праздник, наполненный религиозным содержанием.

Что мне не нравится в современном Хабаде

Я наблюдаю Хабад изнутри и извне 26 лет, не вчера родился. Я долго работал и до сих пор работаю на Хабад, действую в еврейском просвещении в рамках хабадских структур. Мне в нём нравится очень многое, долго перечислять.
А не нравится мне вот что: уверенность в том, что поскольку нет никого, кто мог бы и был бы полномочен дать указание о каком-либо принципиальном изменении (а в истории Хабада прежде было много принципиальных изменений) - значит, никаких принципиальных изменений и не будет, и не понадобятся они, и быть их не должно. А если нам кажется, что в мире что-то принципиально изменилось или меняется за прошедший 21 год - это нам кажется, поскольку эти изменения некому официально признать, см. выше. А если нам всё-таки нужно измениться - поищем указание где-нибудь в сихот, игрот или ѓитваадуйот. А если мы его там не найдём - см. выше. Как говаривали в былые времена, "если придёт Машиах - пусть сначала принесёт рекомендательное письмо от Ребе". Пока что эти средства предоставляют достаточно свободы маневра. А мы уверены, что её всегда будет достаточно?
Для сведущих в истории: все мы видим, что произошло с суннитским исламом после того, как "закрылись врата иджтихада", и как он встретил двадцатый и двадцать первый век.

(no subject)

Сидели в одной комнате бенедиктинец, доминиканец, францисканец, кармелит и иезуит. Они читали часослов, неожиданно погас свет. Когда свет зажегся, они стали спрашивать друг у друга, кто что делал в темноте.
Бенедиктинец продолжал читать часослов (он знал его наизусть), францисканец размышлял о сестре нашей темноте, доминиканец думал о природе электричества, кармелит - о ночи души человеческой, а иезуит менял пробки...
http://jaerraeth.livejournal.com/545587.html