October 20th, 2016

И за что они нас не любят?

Cегодня в Иерусалиме проходит "Марш по Иерусалиму". Вообще говоря, его полное название "Традиционный международный марш по Иерусалиму". А ещё точнее - "Марш, международную часть которого организует International Christian Embassy Jerusalem". "Христиане за Израиль", короче. (По просьбе партии Яѓадут ѓа-Тора слово "христианство" из названия марша уже несколько лет убрано). И вот религиозного еврея спрашивают: Каково ваше мнение об этом марше?
Он оказывается перед трудными вопросами:
1. Марш организуют христиане. Предположим, наш еврей придерживается мнения авторитетов, не считающих христианство идолопоклонством и не обязывающих бежать от него как от чумы. Но и в этом случае он спросит раввина, можно ли и в каких областях можно участвовать в совместных с христианами мероприятиях, даже если там не будет христианской символики. Даже если большая часть участников марша - нормальные израильтяне под израильскими флагами.
2. Эти самые "Христиане за Израиль" поддерживают государство Израиль из своих, религиозных, христианских соображений. И может ли наш еврей участвовать в мероприятии, служащем укреплению христианской веры? А принимать от участников мелкие сувениры вроде флажков их государств? А если это датчанин, швед, финн или швейцарец? У них же крест на флаге! А если дадут? Сразу выкинуть, на глазах у дающего, или подождать, пока он отвернётся? Вот один всемерно уважаемый раввин не мог заснуть по неизвестной причине, пока не оказалось, что на новокупленной вещи есть ярлычок со швейцарским флагом, спороли и выкинули - заснул. А вы говорите - принимать из рук в руки!
3. Следующий уровень. А если у нашего еврея спросят: "Молодцы эти иностранцы, приезжающие нас поддержать, не так ли?" Он должен вспомнить талмудическое понимание фразы לא תְּחָנֶּם - לא תתן להם חן, то есть не хвали гоев. Возможно, он вспомнит, что Рамбам постановил (Законы об идолопоклонстве, гл. 10, с первой фразы; Книга заповедей, запрещающие, 50), что это касается лишь идолопоклонников, "чтобы не прилепились к ним и не научились их злым делам" (так же СМК, 135; ША, ЙД, 151:14). См. также http://nomen-nescio.livejournal.com/1545652.html?thread=10845876#t10845876. А может, и не начнёт читать эту главы с первой фразы, а сразу прочитает соответствующий параграф и сделает немедленные выводы.
4. Следующий уровень. Даже если, даже если нашему еврею напомнят, что эти самые иностранцы из различных соображений приезжают в Израиль и идут работать бесплатно уборщицами в больницы - он вспомнит фразу "милосердие народов - грех", соответствующие цитаты из авторитетных книг о том, что "все добрые дела, которые творят народы, творят они лишь из эгоизма", и подумает: за что же их хвалить?
***
Нет, ведь правда, у народов мира нет никаких причин нас не любить, так?

(no subject)

Задумывающийся об исходном смысле движений лулавом во все шесть сторон света пусть вспомнит, что рав Аха бар Яаков, проделывая эти движения, говорил: "Вот стрела в глаз сатаны!" (Сукка, 38а). Но так поступать Гемара не советует, поскольку это может рассердить сатану. Заметьте: не потому, что такого смысла в тыкании лулавом нет!
Это атака. А вот оборона: ложась спать, благочестивые евреи говорят: "Справа, слева, спереди и сзади от меня - могучие ангелы, а сверху - само Божественное присутствие!" (Снизу - кровать, там бояться нечего).

Тест на знание ѓалахи

Предположим, герой, молодой человек, холостой кавалер (с) поехал в Индию. Сильный такой молодой израильтянин. Оделся так, чтобы не выделяться в числе западных туристов. И вот идёт он по берегу реки Ганги. А вокруг - никого. (Вот нашёл он такое место и время на берегу Ганги). И вдруг в реку вбегает какой-то местный с криком "Слава Раме", или "Нет Вишну, кроме Кришны", или что-то такое. Намеревается совершить священное омовение в водах священной реки Ганги. И начинает тонуть, захлёбываться, махать руками и кричать "Всесильный Рама (или кто там ещё), помоги мне!". А вокруг никого! Зато лежит длинная крепкая верёвка, которую можно запросто до него добросить.
Каков религиозный долг нашего героя как еврея?

(no subject)

Трудно привыкнуть к тому, что в некоторых академических школах персидско-эллинистический период еврейской истории называется Biblical period (то есть время, в которое формировалась Библия), а сто лет назад мишнаитский иврит назывался по-немецки Neuhebraisch (и это в то время, когда возрождение עברית חדשה уже состоялось, например, в 1928 г.).