April 3rd, 2017

(no subject)

По дороге в синагогу, например, рекомендую слушать эту песню Высоцкого:
Но почему неймется мне?
Нахальный я!
Условья, в общем, в колее
Нормальные.
Никто не стукнет, не притрет -
Не жалуйся.
Захочешь двигаться вперед?
Пожалуйста.
Отказа нет в еде-питье
В уютной этой колее,
И я живо себя убедил -
Не один я в нее угодил.
Так держать! Колесо в колесе!
И доеду туда, куда все.
...
Тем, что я ее сам углубил,
Я у задних надежду убил.

(no subject)

Псевдоним К.Цетник означает "кацетник", то есть KZ-тник, то есть "зека". Это он свидетельствовал на процессе Эйхмана, это он упал в обморок в середине своего рассказа.
К сожалению, не могу найти в сети его повесть "Мони" (в оригинале называющуюся "Его называли пипел"). Никто из писавших об Освенциме и других лагерях не подходил так близко к тону "Колымских рассказов" Шаламова. Самая глубина бездны.

И тут до меня дошло,

что техника "рассказа в рассказе" в европейской литературе выросла из платоновского "Пира", где Аполлодор рассказывает другу о том, как он разговаривал с Главконом и пересказывал ему то, что рассказал ему Аристодем.