July 20th, 2017

Класть поступок на чашу оправдания

Так можно перевести выражение לדון לכף זכות. Ситуация, которую выражает эта метафора, такова: перед тобой есть весы, на одной чаше которых лежат благие деяния некоего человека, а на другой - его проступки. Ты его судья, ты взвешиваешь его дела, что перевесит - такова и судьба его. И вот этот человек совершил нечто. Так вот, если природа этого "нечто" сразу не очевидна, галаха велит (именно велит) тебе положить данный поступок на чашу благих поступков человека, чтобы она перевесила. Объяснить этот поступок так, чтобы он оказался благим деянием.
Любить ближнего и дальнего, заботиться о его благе - не очень трудно. А вот всегда класть сомнительные поступки людей на чашу оправдания, особенно если тебе лично эти поступки не ндравятся, особенно если на чаше обвинения этого человека уже много лежит - вот истинная задача для самосовершенствования.

(no subject)

Снилось, что я читаю какую-то современную еврейскую нравоучительную книгу и чувствую, что что-то в ней не то и кого-то не того там ругают. Книга оказалась караимской.
"Сны - это небывалые комбинации бывалых впечатлений".

Инкубационный период мысли

может быть весьма велик. Я сам много раз не соглашался и спорил с разными людьми на всевозможные темы, а через месяцы или годы ловил себя на том, что согласен с предлагаемой ими позицией. Но каждый раз я чувствовал, что это моя личная позиция, к которой я пришёл путём размышлений, а не то, что я перешёл на сторону НН.
Поэтому если с вами не соглашаются - не берите в голову. Вы посеяли семена, и возможно, они прорастут, и вас при этом не вспомнят. Но вам же нужна не слава, а изменения, а их вы добились.

Американский иврит: in memoriam

В первой половине ХХ века многие евреи в многих странах мира были приверженцами ивритской культуры. В Российской Империи и межвоенной Польше существовали не только ивритские гимназии, но снимались и фильмы на иврите. Шауль Черниховский творил в диаспоре, а Бялик вообще после приезда в Палестину стихов не писал. До самых 40-х годов некоторые поэты диаспоры писали стихи с ашкеназским ударением. О Хаиме Ленском все знают, а в 60-е годы в Израиле вышел сборник стихов ивритских поэтов СССР.
Так вот. В 1921 г. в США от имени Ивритской федерации начала выходить газета "Га-доар" ("Post"). Сначала ежедневная, потом еженедельная. В 90-е годы она стала двухнедельником, потом ежемесячником, потом ежеквартальником. В 2005 году "Га-доар" закрылся из-за отсутствия денег. Его последний редактор начал выпускать ежегодник с похожим названием: "Га-дор". Интересно, сколько он продержится.
Судьба ивритской культуры и прессы диаспоры печальнее, чем идишской. На идишскую спонсоры выделяют деньги из ностальгии, а ивритская - пусть о вас Израиль заботится.

(no subject)

в десять лет игрушки
в двадцать лет понты
в тридцать лет надежды
в сорок лет коты
© Елена Смышляева

Юным уродует лица

Я повторяюсь, но я страшно устал от того, что какого человека ни копни, он кого-нибудь ненавидит. Хочется удалиться в психбольницу на необитаемом острове.
Ну есть у тебя враг, он - обобщая - целится в тебя из автомата. Ну выстрели, убей этого врага. Посади преступника в тюрьму. Но при чём здесь ненависть и чем она помогает? И главное - тысячу раз прав был Высоцкий в своей песне:
...Ненависть - в почках набухших томится,
Ненависть - в нас затаенно бурлит,
Ненависть - потом сквозь кожу сочится,
Головы наши палит!
...Ненависть - юным уродует лица,
Ненависть - просится из берегов,
Ненависть - жаждет и хочет напиться
Черною кровью врагов!

А каких врагов - для того, что бурлит, просится из берегов и сочится сквозь кожу, совершенно неважно. И я знаю, что ненависть любого человека теоретически может быть обращена на меня, если он с помощью какой-то мыслительной операции сможет причислить меня к объектам своей теперешней ненависти. Я ничем от этого не защищён. Стоит кому-нибудь наклеить на меня ярлык, подвести под рубрику, и он обратится в каннибала. Носитель идеологии, член общины, представитель нации - у всех есть запас ненависти. Был один человек, с которым мне было бы безопасно, так он добровольно пошёл в газовую камеру:
"Я никому не желаю зла, не умею, просто не знаю, как это делается" (Януш Корчак).