April 19th, 2019

look

мечта о полете



Муж моей дочери учится на пилота вертолета в Омске. Он прислал мне письмо, написанное одним из курсантов и попросил опубликовать его. Курсанты готовы подписаться под этими словами

«Я курсант «Омского лётно-технического колледжа гражданской авиации имени А.В. Ляпидевского» — филиал ФГБОУ ВО «Ульяновский институт гражданской авиации имени Главного маршала авиации Б.П. Бугаева». Это единственное в нашей стране учебное заведение, которое готовит пилотов вертолётов для гражданской авиации. Несмотря на свой исключительный статус, положение дел у нас, мягко говоря, катастрофическое. Нормативный срок обучения пилота составляет 2 года 10 месяцев, но на деле, курсанты вынуждены ожидать получения своей лётной практики и диплома годами. Это произошло, потому что штат пилотов-инструкторов и инженерно-технического персонала укомплектован далеко не полностью. В колледже трудится 3 инструктора из положенных 14. Они физически не могут обеспечить необходимый налёт часов всем курсантам. Работать просто некому. Остро стоит проблема с вертолётной техникой и ее техническим состоянием. Зарплата пилотов-инструкторов и технического персонала в учебных заведениях гражданской авиации, по меркам индустрии смешная: в 2-3 раза меньше, чем в авиакомпаниях. В СССР пилот-инструктор в лётном училище получал зарплату больше, чем командир воздушного судна в «Аэрофлоте», т.к. эта работа сложнее. Вертолётам Ми-8 советского производства, которые находятся на авиабазе нашего учебного заведения, почти 40 лет. Лёгкие вертолёты западного производства AS-350 и Bell-407 часто простаивают из-за проблем в техническом обслуживании.

Collapse )

Куда исходить будем?

Песах я обдумываю заново каждый год. Как и все праздники. Ясно, что это выход из несвободы к свободе.
Для поколения Исхода значение этих слов было самым простым: сегодня нас заставляют работать, а завтра никто ничего не заставит делать. А после Исхода - облом! Во-первых, с рабской работой исчез и рабский паёк, а во-вторых, появилась новая несвобода: законы, которые передавал Моше, ограничения, движения и остановки по команде. Поэтому так много раз звучало "назначим главу и вернёмся в Египет".
Для евреев эллинистических времён значение было простым: когда-то мы были рабами, а теперь - лично свободные люди, имеющие право служить Богу как нам угодно.
Для евреев времён Мишны главным была надежда: как освободил нас Бог из того рабства, так и из этого горького изгнания освободит. То же значение сохранилось на протяжении почти двух тысяч лет.
А в новые времена - во-первых, изгнание перестало быть таким горьким, во-вторых, стало возможным вообще его "отменить", растворившись в окружающем народе и зажив припеваючи, а в-третьих, евреи вернулись на свою землю и основали своё государство, вплоть до появления идеи "коллективного Мессии", шаги которого-де слышны в шуме тракторов на израильских полях... Чего ждать? Чем нам плохо? Откуда и куда нужно исходить? Не собираться же, в самом деле, за пасхальным столом только ради консервации коллективной памяти, глупо как-то.
Поэтому уже двести лет еврейские мудрецы напряжённо ищут внутренний, вечный смысл Песаха.

Итак, выход из несвободы к свободе. В свете сказанного выше, несвобода эта внутренняя и свобода - тоже внутренняя. Ну, что такое внутренняя несвобода, на первый взгляд ясно: общественное мнение, стремление равняться на общину, привычки, лень, устоявшиеся представления... Но вот незадача: если мы всё это сбросим, много ли от нас останется? Ведь наши привычки и представления, собственно, и образуют нас почти целиком. Ну достигнем мы свободы-от. А какова будет наша свобода-для?
Некоторые говорят, что внутри нас сидит "еврейская искра", которая, если её освободить от общественных норм и устоявшихся представлений, моментально с радостью заживёт по Шулхан аруху и обычаям нашей общины. Только вам это не кажется ли оксюмороном?
Если же так не думать, то выход из несвободы к свободе, собственно, сводится к старому-престарому "Познай самого себя". А на такую задачу пасхального вечера явно не хватит, да и жизни может не хватить.