November 9th, 2020

(no subject)

Большой прогресс в статусе арабов в израильском общественном сознании. Выражается он в том, что корона-начальство и пресса говорят, что в арабских населённых пунктах высокий уровень заражения, высокий индекс заражения и наплевательское отношение к инструкциям.
Почему это прогресс? То же самое было и полгода назад, и это знали кому надо, но об этом не говорили и не писали, чтобы не поднялось "говорят арабы воду отравили гады ядом и слоника умучили". А теперь общество спокойно воспринимает: да, у арабов высокий и т.д, да, они разгильдяи и надо их учить соблюдать инструкции, но это не влияет на общее отношение к ним. Это прогресс.

Айн фихтенбаум

В знаменитом стихотворении Гейне сосна (муж.р.) тоскует о пальме (жен.р.) По-русски это передать трудно, получается или разлука двух женщин - сосны и пальмы, или на севере возникает кедр, и т.д.
Но так же трудно на иврите. Давид Тене в 1995 г. собрал одиннадцать (!) переводов этого стихотворения на иврит. В девяти из них на севере "орен" (сосна, муж.р.), в одном "ашуах" (ель, м.р.), об одном см. далее. В шести на юге "тмара" (жен.р.), всё хорошо, но это название финиковой пальмы в женском роде используется только в мишнаитском иврите да и то не всегда, и непривычно. В трёх - "бат декель" или "бат дкалим" (дочь пальмы, жен.р.), искусственно. В одном - "тамар" (муж.р.), точно, но смысл потерян. И ещё в одном нерифмованном переводе на севере "эла" (тамариск, жен.р.), а на юге "декель" (пальма, муж.р.)! С ног на голову, но главный смысл сохранён.