January 13th, 2021

(no subject)

"Ведь Железников предложил читателям свой вариант евангельской истории.
Лена Бессольцева претендует на роль самого Иисуса - она принимает на себя чужие грехи, её предают, распинают (в повести - сожжение чучела), в конце она "воскресает".
Димка - Иуда, даже в предательстве использована тема поцелуя.
Васильев - апостол Петр, отрекающийся.
Рыжий, он же Толик - апостол Павел, он же Савл, из ярого преследователя Иисуса превратившийся в его верного последователя.
Железная кнопка - первосвященник, проповедующий закон.
Ученики класса - фарисеи, исполняющие волю первосвященника.
Валька - Варавва, истинный преступник , но прощенный.
Маргарита Ивановна - в роли Понтия Пилата, "умывшего руки".
Дедушка - аскет, питающийся акридами, креститель Иоанн.
Железная кнопка проповедует закон - "так сказано и так должно быть", Ленка вместо стального закона приносит благодать - новое учение об истине. И побеждает, её слова услышаны - фарисеи начинают переходить в новую веру. А она "возносится на небеса", но оставляет им "Машку" - свою икону, и вот уже на классной доске появляются первые слова новой молитвы "Чучело, прости нас..."
(с)
https://www.livelib.ru/book/1000257248-chuchelo-tanya-i-yustik-sbornik-vladimir-zheleznikov

(no subject)

Как и во всём, с небольшой задержкой: Минздрав Израиля исключил трансгендерность из перечня психических расстройств и признал за трансгендерами право на выбор "психологического пола".

(no subject)

Милая вечеринка. Только происходит она во время карантина, а та, что улыбается во главе стола на заднем плане - это министр транспорта.
Объясняет она своё поведение так: "я только зашла на минутку предупредить коллег о необходимости соблюдения правил карантина и дистанции".
И ничего ей не будет. Потому что Верная!
https://news.walla.co.il/item/3411276

Маркер ситуации

Нетаньяѓу ездил в Назарет, агитировал за себя. Он собирался выступить в центре прививок, и у этого центра собралось несколько десятков человек с протестом: "нам не нужны такие гости, мы тебя не любим". Между ними ходили полицейские. А несколько человек были с палестинскими флагами. Добротными, обшитыми золотой каймой. И полицейские ходили между этими флагами в израильском городе - и не делали ничего. Попробовали бы они сделать это [в мичети] в Тель-Авиве!
Потому что это арабский город, и в нём даже охрана премьер-министра чувствует себя незащищённо.