Category: армия

(no subject)

я интроверт а это значит
что в ситуации любой
контакт налаживать умею
с собой
© Татьяна Качалова

"Повсюду стали слышны речи: Пора добраться до картечи!" (с)

Герой лермонтовского "Бородина" артиллерист, потому и выжил. Перестрелка (ружейная) для него - безделка. И он прав. До введения нарезных ружей (и после введения картечи) сражения колоннами были чудовищной бойней, когда солдаты, не дойдя до зоны поражения своих ружей, попадали в зону поражения вражеских пушек. А скорострельность картечью может быть три выстрела в минуту. "Лучшее, что есть у Франции - это её артиллерия" (Наполеон), по системе Грибоваля. Бородинское сражение не было проиграно в основном потому, что систему Грибоваля хорошо изучил и во многом скопировал Аракчеев, наладив в русской армии полевую артиллерию.

Арабская весна по-израильски

Недавно арабы севера страны устроили всеобщую забастовку с демонстрациями. Делегация к министру полиции. Арабские депутаты демонстративно не явились на открытие кнесета. Под лозунгом - "Пришлите нам полицию!" Ещё год назад такое было невообразимо. Не "долой полицию из наших городов", а "пришлите нам полицию, отберите у нас оружие, обуздайте наших бандитов".
И прислали. Открыли три - даже не полицейских, а жандармских участка на севере с целью поиска и изъятия оружия, разместили там несколько сотен жандармов, подключили к этому даже переодетый спецназ полиции.
Кстати, в награду за хорошее поведение в последние годы управление железных дорог спланировало проведение железнодорожной линии через Тайбе, Ум эль-Фахм и Кфар-Касем.

Альпийский поход Суворова

был не весёлым катанием с горки, а вынужденной мерой, импровизацией. Суворова послали из Италии, которую он очистил от французских войск, в Швейцарию, на помощь русскому и австрийскому корпусам, против которых выдвигались французы. Он должен был спокойно дойти до Люцернского озера, там его войска должны были переправить на другой берег, а оттуда без всяких перевалов до союзных корпусов. Но поход этот планировался из Вены, и пока план дошёл до Италии, на Люцернском озере были уже только французские суда. Вокруг озера шла лишь пастушья тропа. Провиант для армии там не приготовили. Никакой разведки не было, никакого представления о том, куда ещё можно идти. Двадцать тысяч солдат Суворова оказались заперты.
Чтобы сохранить войска, можно было бы отступить той же дорогой. Но Суворова позвали на помощь, и он знал, что союзным корпусам противостоит Массена, очень талантливый полководец, и что они в реальной опасности. Он принял решение продвигаться через горы, взял швейцарцев-проводников, и войска пошли по горным дорогам.
А тут оказалось, что в Швейцарии находятся и французские войска с генералом Лекурбом и артиллерией, который эти дороги и закрыл. А ещё на этих дорогах был Урзернский тоннель, через который можно было двигаться только по одному, и Чёртов мост, и никакой еды. И вдобавок в середине пути, где-то между двумя перевалами, Суворов получает сообщение о том, что союзные корпуса уже разбиты, что всё зря и что на выходе его ждёт только французская армия.
Короче, Суворов вышел с двадцатью тысячами солдат, и после двух недель, без обозов, по ненаселённым горам, после снежных перевалов и нескольких сражений вывел пятнадцать тысяч.
Сам он ехал на казачьей лошади, два казака вели её под уздцы. Время от времени он порывался слезть, чтобы пойти пешком, как все солдаты, но казаки говорили ему: "Сиди!", и он оставался на лошади. А было ему семьдесят лет, и был он после пяти, кажется, ранений.
Через несколько месяцев после конца похода он и умер.
Сегодня - 220 лет с окончания похода.

(no subject)

А почему в "Войне и мире" Морель, наполеоновский солдат, поёт Vive Henri IV? Это же гимн роялистов. Возможно, потому, что его только что спасли от голодной и холодной смерти русские солдаты, и поёт он ради второго куплета: "К чёрту войны..." Современники Толстого это понимали, а мы - уже нет.

Особенности национальных министров

Попытаемся ответить на вопрос "почему министр Х сделал такую-то глупость".
Руководство нашей страной устроено интересно. Парламент играет весьма малую роль, и даже хорошие законы, которые он принимает, только в половине случаев доходят до исполнения. А что правительство? Оно состоит из министров и занимается а) текущим управлением страной, б) управлением соответствующими отраслями жизни страны.
Ну и кто у нас министры? Вот первые всплывшие в голову примеры.
От солдата до начальника генштаба, потом - министр строительства.
Три года министр сельского хозяйства, десять лет министр транспорта, четыре года министр разведки - сейчас министр иностранных дел.
Пилот боевого вертолёта, главный военный раввин, директор курсов предармейской подготовки - министр образования (не работал в системе мин.образования ни дня).
Историк, руководитель гуманитарного научного коллектива - министр экологии и министр по делам Иерусалима (до этого в Иерусалиме вообще не жил).
Адвокат, административный директор ешивы - министр транспорта.
Штабной писарь в течение года - министр обороны.
Телеведущий - министр финансов.
И многие, многие другие.
Понятно, что им сначала нужно хорошо поучиться, чтобы сколько-нибудь разбираться в теме. Некоторые учатся, и тогда получается пристойно. Например, Лицман, управленец по профессии, изучил систему минздрава и после каждых выборов требует себе именно минздрав, считая, что это он умеет, а тем, что не умеет, заниматься не хочет. Исраэль Кац изучил систему министерства транспорта и сделал много хороших вещей. Либерман два месяца не ел, не пил, не спал и на публике не появлялся - изучал систему министерства обороны. И сделал там многое для улучшения условий жизни и работы военных.
Некоторые и не пытаются: всё равно неизвестно когда уволят. Реально министерствами управляют генеральные директора, обычно пришедшие изнутри министерств. А министры подписывают бумаги или инициируют реформы, от которых сотрудники министерства хватаются за голову.
Поэтому: кто у нас министр чего - имеет значение только в свете двух вопросов: много ли он сумеет напортить и захочет ли он учиться, чтобы сделать что-нибудь полезное.

(no subject)

В дипломную работу вложен листок:
"Вследствие военных действий было невозможно посетить библиотеку, поэтому некоторые места в работе остались пустыми. Иерусалим, 1948".

Возможно, кто-то не знает

"Партия исламского сопротивления", ХАМАС, постоянно заявляет, что борется не с евреями как таковыми, а лишь с оккупантами. Но нужно понимать её терминологию. Согласно программе Хамаса, вся Палестина от моря до Иордана и от Египта до Ливана принадлежит арабам-палестинцам, и только им. Только они могут управлять ею. Государство Израиль не просто не имеет права на существование - оно вообще не существует, вместо него здесь находится "сионистская структура". Эта структура - враг, в военном смысле. Все граждане этой структуры, то есть входящие в неё - враги, в военном смысле. От младенца до старика. Собственно, для этого Хамас и роет туннели на территорию израильских кибуцев: для захвата пленных, то есть любых жителей Израиля всех полов и возрастов. Никакая "зелёная линия" здесь не важна, разве что в тактическом смысле. Поэтому когда "Палестинский информационный центр" рапортует о теракте против мальчиков или женщин как об "атаке на сионистских солдат", со своей точки зрения он правдив.

(no subject)

Наш борцун с клерикализмом решил, что бой с тенью харедим приносит ему мало дивидендов, и начал воевать с "вязаными" солдатами - кажется, первый из израильских политиков. "Религиозный сионизм находится во власти экстремистов. Предармейские курсы превращаются в религиозные милиции. Они будут слушаться раввинов, а не командиров. Солдат отворачивается, не желая смотреть на девушку! Нарушение правил хранения мясного и молочного в военном холодильнике считается проступком! Так дальше продолжаться не может".
Помните Демьяна Бедного в 1917 г.:
"Либер-ман! Либер-ман!
Счёту нет коленцам.
Если стыд кому и дан,
То не отщепенцам".