Category: история

"Но что я сумею один изменить?.."

Г.Л.Васильев
Текст: http://geo.web.ru/bards/Ivasi/part84.htm
Записи:
1) https://z1.fm/song/8842697
2) https://mu.fm/track/u-nas-pered-domom-ogromnaa-luza-rzraavd
3) https://myzcloud.pro/song/35426564/a-ivashenko-i-g-vasilev-ivasi-u-nas-pered-domom-ogromnaya-luzha

"Читатель, вдумайся в эти слова, и тебе станет не по себе" (Хармс)

(no subject)

Жил-был однажды граф, генерал-поручик, командующий корпусом. Воевал он против страны А и отличился в битве, был захвачен в плен, сидел в каземате, потом был выпущен. Вдруг власть переменилась и - "о стыд! о странный оборот!" (с) - правительство заключило с А мир и союз, и приказало генерал-поручику со своим корпусом присоединиться к армии страны А. Там король А возложил на генерал-поручика высший орден. И вот через двадцать дней новоиспечённые союзники, войска А и корпус генерал-поручика изготовились к битве с Б.
Но судьба - индейка, власть и политика снова переменилась, и генерал-поручик получает монарший рескрипт разорвать союз с А и немедленно вернуться со своим корпусом в пределы отеческие. Король А имеет с нашим героем долгий разговор с глазу на глаз, о чём они говорили, неизвестно. Известно, однако, что граф покинул короля А со слезами на глазах и со словами: «Что за человек ваш король! Что бы я не дал за то, чтобы находиться на его службе! Кто может устоять перед этим человеком, когда слышит, как он говорит!» Начальник канцелярии А записывает в этот день: «Его Королевское Величество, должно быть, очень довольны поведением графа, так как они намереваются сделать ему щедрый презент». Граф обещает королю А остаться со своим корпусом ещё три дня в составе его войск, не участвуя, правда, в военных действиях, на положении наблюдателя, никому об этом не сообщая.
Это "наблюдение" выразилось в том, что король поместил сильный корпус графа в центре позиции, создавая впечатление готовности атаковать здесь. В то же время сами солдаты А обошли армию Б и ударили в фланг и тыл. Победа была полной. Тем же вечером корпус генерал-поручика, во исполнение повеления, уходит в пределы отеческие.
Каждый может сам оценивать отношение генерал-поручика к монаршим рескриптам и союзам. Но вот гордиться родством с ним я бы не стал.

Кое-чем навеяло

Немецкий анекдот 200-летней давности. Граф фон Гогенцоллерн-Зигмаринен свысока говорит коммерции советнику Самуилу Кагану:
- Моя родословная записана в альманахе Гота на восемь поколений назад! А вы можете предъявить такую же древнюю родословную?
- Увы, - говорит Самуил Каган, - согласно сказанному у Иосефа Флавия, все родословные священнических родов сгорели во время разрушения Храма 1800 лет назад...

Удивительный год из истории Хабада

По работе прочитал все выступления Любавичского ребе в течение года со дня смерти предыдущего ребе и до принятия последним ребе руководства движением. Удивительное впечатление.
10 швата, в 1950 г., умер р.Йосеф-Ицхак. У каждого хасидского ребе должен быть наследник, и уже сто пятьдесят лет этим наследником практически везде и всегда становится родственник. На тот момент возможных кандидатов (не считая Барри, которого никто и не считал) было два, два зятя: р.Шмарьяѓу и р.Менахем-Мендл. р.Шмарьяѓу однозначно и категорически отказался, он руководил ешивой и делал это ещё тридцать лет после этого. р.Менахем-Мендл - не отказывался выступать, руководить фарбренгенами и т.д., но в каждом выступлении говорил одно: никакого наследника вообще не нужно! Сама эта мысль нелепа, так как руководство движением не сменилось. р.Йосеф-Ицхак гораздо более жив, чем при жизни. Его продолжающаяся жизнь выражается и в том, что его возраст продолжает увеличиваться, и в его день рождения хасиды должны начинать читать псалом с номером, соответствующим его новому возрасту. И он не только руководит своими хасидами - он, будучи единосущным Богу как праведник, посылает своим хасидам все получаемые ими материальные и духовные блага; он пребывает везде, знает всё и может всё; он является главой всего еврейского народа. Всё это доказывается оригинальной интерпретацией нескольких цитат с использованием новых герменевтических приёмов, например, "если это возможно - значит, это так и есть".
Напоминает Браслав, говорите? Возможно, но нужно учитывать, что Браслав и Хабад друг друга до последнего времени в упор не замечали.
Но эта революция не удалась. Хасиды дали р.Менахем-Мендлу понять, что им нужен человек, к которому можно прийти на "йехидут", которому можно передать записку с именем, которому можно написать и получить ответ. И р.Менахем-Мендл произнёс хасидский "маамар". По мотивам маамара предыдущего ребе, но - свой маамар. А с этого момента он - руководитель движения.
Что произошло через 44 года после этого - известно всем.

(no subject)

В 1975 г. он получил от Брежнева орден Красного Знамени за коммунистическую деятельность. А уже в 1987 г. получил из рук Рональда Рейгана Президентскую медаль свободы за антикоммунистическую деятельность.
https://en.wikipedia.org/wiki/Morris_Childs

(no subject)

Судя по газете "Ламерхав" от 1958 г., на сленге кибуцных водителей и механиков ложки назывались "рингами", ножи - "разводными ключами", печенья - "шайбами", варенье - "солидолом", каша - "роликами", а чай - "соляркой".

О произношении иврита в диаспоре

Старая еврейка из Аргентины вспоминает, что она родилась в 1936 г. в семье аргентинских энтузиастов иврита. Дед с отцом разговаривали только на иврите. Отец преподавал иврит в еврейских школах. И при этом отец перешёл на сефардское произношение только в 1947 или 1948 г., поработав некоторое время в Буэнос-Айресе (а жили они в Мендосе)! А дед вообще так и не перешёл на сефардское. То есть до самого провозглашения государства Израиль немногочисленные энтузиасты светской ивритской культуры в Аргентине считали совершенно естественным говорить так, как молились в синагогах их отцы, без этих новомодных сионистских выдумок.
Для сравнения: в самой ивритской стране межвоенной Европы, в Польше, ивритское образование практически полностью перешло на сефардское произношение уже в 1920-х годах. Потому что связь Польши с Палестиной была сильной и постоянной.

(no subject)

Самое интересное, что сказал член политбюро Хамаса Фатхи Хамад на митинге - это не "Братья на Западном берегу, сколько стоит нож? Пять шекелей. А сколько стоит еврейская шея? Не больше пяти шекелей".
Самое интересное другое: "Вы, семь миллионов палестинцев диаспоры, хватит 'разогреваться'! У вас везде есть евреи. Мы должны нападать, резать и убивать каждого еврея на свете, с помощью Аллаха".
И никакой реакции в Европе. В самом деле, это же борец за свободу...
https://www.youtube.com/watch?v=gH1Fd-E2HNo
https://www.timesofisrael.com/senior-hamas-official-calls-on-members-of-palestinian-diaspora-to-kill-jews/

(no subject)

Стратегическому планированию и "принципу дзюдо" нужно учиться у немцев в Отечественной войне, чтоб им пусто было. А именно - у истории "Невского пятачка".
С точки зрения немецкого командования, ситуация выглядела так: немцы стоят на левом берегу Невы, блокируя Ленинград, Красная армия - на правом. Нева в определённом месте делает излучину, и здесь можно переправить даже танки. Красная армия, разумеется, будет пытаться деблокировать Ленинград, будет пытаться раз за разом. В этом месте они захотят создать удобный плацдарм для наступления.
С нашей стороны: над пятачком господствует высокое сооружение 8-й ГРЭС, с которого он просматривается полностью. Около неё две больших горы шлака, на них у нас пулемётные точки. За пятачком в лощинах, невидимых с него, мы расположили миномёты. Неву мы простреливаем артиллерией. Вокруг пятачка у нас эшелонированная оборона. Сам пятачок абсолютно плоский и голый. Мы точно знаем в любой момент, что и сколько красные переправили на левый берег. Мы также можем в любой момент уничтожить их плавсредства, но пока не делаем этого.
Поэтому: мы даём им возможность переправить на левый берег определённое количество солдат для атаки, и даже танков (пусть, ведь топливо мы им переправить не дадим) и во время атаки полностью их уничтожаем. (Да, полностью: раненых эвакуировать было невозможно). Мы даём им возможность расширить пятачок до 4 километров в ширину и 700 метров в глубину, а когда они думают, что наступление удалось и переправляют дополнительные силы, мы их просто расстреливаем. Днём через Неву не переправиться, а ночью мы освещаем её ракетами. Но мы не уничтожаем плацдарм. Мы максимально его сужаем, чтобы оставить красным надежду для следующего наступления. Да и не нужно нам выводить наших солдат к самой Неве, где они будут на мушке у красных с того берега.
Таким образом, мы оборачиваем их наступательный порыв в нашу пользу и создаём на "пятачке" постоянную мясорубку.
За историю "пятачка" (год и пять месяцев) потери немцев составили до 40 000, а потери Советской армии оцениваются от 200 000 до 3 миллионов.