Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

После капитуляции Сталинграда фюрер сказал генералам: "Возможности окончания кампании на Востоке военным путём более не существует. Это мы должны ясно представлять себе".
Через несколько дней Геббельс произнёс свою речь в Шпортпаласте, где объявил о начале "тотальной войны", то есть переводе всей экономики и всей жизни Германии на военный лад "для победы над большевизмом".
Вот с этого момента нацизм стал преступником также по отношению к собственному народу.

Цзюцюа́нь - винный источник

Хо Цюйбин впервые пошёл в бой в 18 лет, а умер от болезни в 23 года лучшим генералом империи Хань. Он присоединил к Китаю провинцию Ганьсу, заложив основу будущего Великого шёлкового пути, он разгромил гуннов и преследовал их до Байкала. Император ценил его и однажды прислал в награду кувшин особо вкусного вина...
А об остальном лучше расскажет Вадим Шефнер. (Некоторые там детали неточны, но это неважно)

Водоем справедливости

В старинной книге я прочел недавно
О том, как полководец достославный,
Вождь, Искандеру в ратном деле равный
В былые отдаленные века
Из долгого и трудного похода,
Что длился месяц и четыре года,
На родину привел свои войска.

На двадцать семь дневных полетов птицы
(Доподлинно так в книге говорится)
Он всех врагов отбросил от границы,
И вот с победой в боевом строю
Вернулся он, не знавший поражений,
Склонить пред императором колени
И верность подтвердить ему свою.

Пред летней резиденцией владыки
Расположил он лагерь свой великий,
И под толпы приветственные клики
Сойдя с лимонногривого коня,
В доспехах медных, грузен и степенен,
Поднялся он по яшмовым ступеням,
Руки движеньем стражу отстраня.

И царь царей, властитель вод и суши,
Тысячелетний этикет нарушив,
Добросердечен и великодушен,
Шагнул к нему - и чашу преподнес
С вином, достойным полководца славы,
С вином без горечи и без отравы,
С древнейшим соком виноградных лоз.

Такой нежданной чести удостоен,
С поклоном чашу принял старый воин,
Но не пригубил. Сердцем неспокоен,
Он вниз, на луг, невольно бросил взгляд,
Где наклонилась, жаждою влекома,
Над каменною чашей водоема
Усталая толпа его солдат.

Не с ними ли в походе дальнем пил он
Гнилую воду, смешанную с илом?
Не с ними ли пред смертью равен был он?
Теперь один за всех в почете он.
Он с войском шел по вражескому следу —
И вот не с войском делит он победу, —
От войска он победой отделен!

И что-то в сердце тайно всколыхнулось,
И что-то в нем дремавшее проснулось,
И Справедливость поздняя коснулась
Его своим невидимым крылом:
Минуя царедворцев и министров,
Сошел он вниз решительно и быстро.
И выплеснул он чашу в водоем.

****

Тот царь забыт. О давнем том походе
Лишь в книгах мы подробности находим.
Но песнь о старом воине в народе
Звучит еще и в наши времена.
А в водоеме все вода струится,
И, говорят, доныне в ней хранится
Тончайший привкус древнего вина.

(1960)

(no subject)

Прогресс выражается в том, как меняется возраст "акме", середина жизни. В XIX в. это было примерно 30 лет (Боратынский "пировал вторую молодость" в 42 года); в ХХ в. - иногда "тридцать лет - это время вершины", иногда «возраст между тридцатью и сорока — ближе к сорока — это полоса тени..." В наше время это около пятидесяти.

(no subject)

...Такого крика с тех пор, как рассеянный третьим словом повелителя Акстер провозгласил начало великой битвы Цефиаков, никто не слышал. Но тогда это кричала страшная армия воителей, непреклонных бойцов, закованная с ног до головы в горделиво блестевшие самовары и вооруженная мечами-самопилами в комплекте с испорченными точилками для карандашей. А здесь...
* * *
...Крутая торчальня, она же Фан-клуб мистера Крюка и Психоделической Водонапорной Башни, представлялась огромной и прокуренной до основания. Там и сям висели плакаты, призывающие заниматься разнообразными странными делами и сообщавшие о малопредставимых вещах. Под ними сидели, курили, говорили и молчали волосатые люди неконформистского толка, каковой выражался преимущественно в надевании на себя вещей, для этого явно не приспособленных, и в отказе от буржуазной привычки хотя бы изредка мыться, а также в убеждении, что табачный дым лучше воздуха, а алкогольные напитки - лучше воды.
* * *
"Хотел бы я знать, где тут молодой я?"

По национальному вопросу

Ежи Ивановски, председатель Лиги независимости Польши - поляк.
Станислав Ивановски, адвокат - поляк.
Вацлав Ивановский, руководитель Белорусской народной самопомощи - белорус.
Тадас Иванаускас, зоолог, директор Института биологии АН Литовской ССР - литовец.
Они родные братья.

(no subject)

Ханна Арендт после войны отмазала Хайдеггера от обвинений в нацизме. Он прошёл денацификацию и ему вернули право на преподавание. Хотя он был членом НСДАП, в 1933 г. "нацизировал" Фрайбургский университет и всё время был поклонником Гитлера. А Арендт была еврейкой.
И дело не в доброй памяти о любви 18-летней студентки и женатого профессора, которая и длилась недолго. А в том, что Арендт помнила и понимала, что в начале и середине 1930-х гг. практически все в Германии верили: настали новые, лучшие времена для всех, валюта стабилизировалась, безработица исчезла, единство настало, всё ради мирного труда, мы лишь обороняемся, Германия встала с колен и протягивает руку дружбы всему миру. И очень многие верили всему этому до самого мая 1945 г. и позже. А "делегирование мышления вождю" и прочие идеи из книги "О тоталитаризме" - Арендт опять-таки понимала, что массы осуществляют такое делегирование с радостью, и прежде чем их судить, их нужно пожалеть.

"Руслан и Людмила" - это фанфик с аллюзиями, Михаил Успенский или Пратчетт XIX в.

Основа фанфика - "Бова-королевич", "Еруслан Лазаревич" и "История" Карамзина. Аллюзии - "Двенадцать спящих дев", "Весёлые виндзорские кумушки", "Неистовый Роланд" и что только не.

(no subject)

"Авторы статьи так описывают предполагаемую картину катастрофы в Телль-эль-Хаммаме. Во время взрыва на высоте около четырех километров над землей образовался огненный шар. Температура была такой, что весь город загорелся мгновенно, через несколько секунд на него обрушилась мощная ударная волна, уничтожившая все постройки, а людей и животных разорвало на куски. Мощность взрыва, по оценкам ученых, в тысячу раз превышала силу атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Примерно через минуту пламя и ударная волна достигли Иерихона, расположенного в 22 км к западу от Телль-эль-Хаммама. Кроме того, ученые предполагают, что мощный взрыв выбросил огромное количество соли Мертвого моря на бывшие когда-то плодородными земли, сделав их непригодными для земледелия. Археологические данные свидетельствуют о том, что после катастрофы город был частично восстановлен лишь спустя 600 лет, уже в железном веке". https://elementy.ru/novosti_nauki/433870/Analog_Tungusskogo_meteorita_ster_s_litsa_zemli_prototip_Sodoma_i_Gomorry
Прекрасный пример того, что "кроме того, что мы знаем, мы не знаем ровно ничего". На протяжении сотен лет считалось, что "пролил Господь на Содом огонь с небес" - такого не может быть, потому что в природе такого не бывает! Но если применить "сканирующую электронную микроскопию (SEM) с энергодисперсионной спектроскопией (EDS), рентгеноспектральный микроанализ (электронный микрозонд), электронную микроскопию со сфокусированным ионным пучком, катодолюминесценцию и нейтронно-активационный анализ", оказывается, что бывает. И именно в XVI в. до н.э.

Долг самурая

Князь Курбский, бежав в Литву, «посла того же своего верного раба к великому государю царю с досадительным письмом из Литвы. Той жо Васька Шибанов в Москве прииде, и при пути походу государева на Красном крыльце царю и великому киязю Иоанну Васильевичу лист той от князя своего подал».
"Како же не усрамишися раба своего Васьки Шибанова? Еже бо он благочестие свое соблюде, и пред царем и предо всем народом, при смертных вратех стоя, и ради крестнаго целования тебе не отвержеся, и похваляя и всячески за тя умрети тшашеся". (Иван Грозный - князю Курбскому).

Любавичский Ребе как модернист

Среди прочих влияний "нового времени" на идеологию последнего Любавичского Ребе можно заметить вот что: он чуть ли не первым среди традиционных религиозных лидеров ХХ в. воспринял всех евреев, от коммуниста до хасида, от Аргентины до Тегерана, как единый народ.
Что в этом особенного? Это для нас это очевидно. А ведь такого понимания не было уже столетия. В средневековье "немецкие", скажем, евреи считали себя чем-то отдельным от "итальянских" или "марокканских". В новое время самоопределение "еврей" вообще стремительно размывалось. "Мировое еврейство", Weltjuden, выдумали прежде всего антисемиты XIX в., потом эту идею подхватили организации типа Alliance или "Эзра", бескорыстно помогавшие евреям совсем других общин, "потому что все евреи - товарищи" (девиз "Альянса"), потом - сионисты.
Но в религиозную среду эта идея проникала с большим трудом. Считать ли отошедших от религии и традиции всё ещё членами еврейского народа - этот вопрос серьёзно и долго обсуждался в раввинских дискуссиях на протяжении ХХ в. А для р.Менахем-Мендла Шнеерсона (как и для его тестя, впрочем) это было очевидно. Не только все евреи - братья, но все евреи - одно (Тания, гл. 32). Поэтому, по его мнению, нужно прикладывать столько же усилий для соблюдения заповедей другим евреем, сколько и для своего собственного соблюдения. И заниматься этим должен каждый: метафора пожара, где нельзя ждать пожарных лишь потому, что это их профессия - тушить огонь.
Это подсознательно усвоенная модернистская идея Weltjuden. (Разумеется, Любавичский Ребе никак не осознавал, что идея пришла именно оттуда).
Другие модернистские концепции Любавичского Ребе -
https://nomen-nescio.livejournal.com/2471719.html
https://nomen-nescio.livejournal.com/1253669.html
https://nomen-nescio.livejournal.com/564988.html