Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

С теологической точки зрения

мы, евреи (как народ, а не как индивиды) наконец-то начали приносить пользу человечеству (как целому). Израиль первым начал вакцинацию. Израиль первым достиг уровня 50% жителей (сейчас уже 58%). И сейчас Израиль первым начал давать третью дозу.
"На меня смотрите и так же делайте" (Шофтим, 7:17) - девиз израильских офицеров.

(no subject)

Известное высказывание דכתיב (ישעיהו נט) וילבש צדקה כשריון לומר לך מה שריון זה כל קליפה וקליפה מצטרפת
לשריון גדול אף צדקה כל פרוטה ופרוטה מצטרפת לחשבון גדול - "Чешуйка к чешуйке - получается большой панцирь, копейка к копейке (на благотворительность) - получается хорошая защита (Бава Батра 9б) представляет собой интересный пример двойной метафоры. Более "отдалённая" метафора - как панцирь защищает тело, и чем больше чешуек, тем лучше, так и цдака защищает душу, и чем больше даёшь, тем лучше. Две предпосылки: 1) цдака защищает и панцирь защищает; 2) больше - лучше. А более "близкая" метафора - металлические монетки, данные на благотворительность, складываются в непробиваемый металлический чешуйчатый панцирь, защищающий человека от незримых стрел несчастий.
Cм. Тания, 4:3.

Цибуля

Один хасид, приезжая к Мителер Ребе, хорошо запоминал и понимал произносимые им хасидские выступления (маамары), и по дороге назад пересказывал их в местечках, через которые проезжал. Однажды на аудиенции у Мителер Ребе он сказал, что боится гордыни: когда он видит, как с уважением внимают люди пересказываемому им маамару (а маамары Мителер Ребе - это был не фунт изюму), он боится, не становится ли он чем-то значимым в своих глазах, и не лучше ли ему поэтому прекратить...
Мителер Ребе ответил: "Да хоть цибулей стань, а хасидизм преподавай!"

Арабское

Ещё год назад только единичные арабские семьи приходили на игровые площадки-лужайки на ул. Ханох Альбек и на Тайелет. Теперь же - не протолкнуться, без преувеличения. Восточно-иерусалимские семьи отдыхают и играют уже вперемешку с еврейскими (что было совершенно нереально совсем недавно), хотя и раздельно. Восточный Иерусалим наконец пошёл в Западный, былая линия фронта окончательно исчезла.
Почему хорошо то, что не протолкнуться? Восточные иерусалимцы распробовали такие вещи, как поливной общественный газон, как общественные качели-карусели, которые оперативно чинит мэрия - и поскольку триста тысяч человек на двух площадках не поместятся, они захотят такие же и в своих кварталах. "Да запросто! - скажет мэрия. - Вы только попросите, у нас и бюджет есть".
Попросить у мэрии? У сионистской мэрии?! Нам, гордым жителям палестинского аль-Кудса?!
Но дети хотят на качельки, и идеология наверняка проиграет детям.

Они вошли живыми в рай

(по ранним и поздним мидрашным источникам):
Ханох
Метушелах
[Элиэзер] слуга Авраѓама
Биньямин, сын Яакова
Серах, дочь Ашера
Батья, дочь фараона
три сына Кораха
Яавец
Кильав, сын Давида
Хирам, царь Тира
пророк Элияѓу
люди времён Йонадава, сына Рехава
Эвед-Мелех кушит
р.Йеѓошуа бен Леви
внук р.Йеѓуды ѓа-Наси
птица Милхам
(список составил Авигдор Шинан. Почему именно эти, что всё это означает - не знаю).

Гавизон-Медан

20 лет назад два известных человека, судья профессор Рут Гавизон и глава ешивы р.Яаков Медан, с помощью других умных людей сформулировали так называемую декларацию Гавизон-Медана. Вы о ней не слышали? Вы о ней давно не слышали? Это прекрасно! Это означает что декларация делает своё дело, что она работает.
Декларация определяла принципы совместного существования религиозного и светского населения Израиля (кроме харедим, которые в этом не участвовали). Вкратце:
1. Существуют принципы, без которых для религиозных жизнь не в жизнь, и светские будут подчиняться этим принципам во всей жизни Израиля и не бухтеть (например, кашрут в армии, шабат как общий выходной).
2. Существуют принципы, без которых для светских жизнь не в жизнь, и религиозные будут подчиняться этим принципам во всей жизни Израиля и не бухтеть (например, социальное равноправие мужчин и женщин, а также людей всех национальностей, права ребёнка).
3. Существуют разногласия, которые лучше оставить как есть и не трогать, а то такое начнётся... (например, определение еврея и статус не-ортодоксальных течений).
4. Каждая сторона знает, что другая сторона стремится к общему благу, как она его понимает. Никакая сторона не будет "демонизировать" другую или агрессивно обращать в свою "веру".
5. Прочие разногласия и проблемы будут уважительно обсуждаться, как принято обсуждать разногласия у воспитанных людей.
*
"Декларация" не предусматривала публичных церемоний от имени партий, она была рассчитана на личное согласие и принятие. И действительно: хорошо памятные мне светско-религиозные скандалы и организации "за взаимное согласие" ушли из общественного интереса, эту "войну" мы закончили. (Повторяю, кроме харедим). Одновременно сошли на нет религиозные партии, религиозных заботят те же проблемы, что "среднего израильтянина". С другой стороны, появилось много программ участия светских людей в еврейской традиции - "929" и т п. Поэтому хорошо, что о декларации Гавизон-Медана уже не нужно вспоминать.

"Тот, кто думает о святом, не может быть одинок"

"Людмирская дева", самый известный еврейский трансгендер, представляла серьёзную проблему для еврейства Украины XIX в. Она а) молилась в талите и тфилин, б) серьёзно учила Тору, в) проповедовала (с соблюдением канонов скромности), г) давала чудесные исцеления, в общем, вела себя как хасидский ребе... Но не в этом проблема, а в том, что всё это, будучи из ряда вон выходящим, было при этом совершенно ортодоксальным, и у всего этого были очень уважаемые прецеденты, вплоть до Михали, дочери царя Шаула! Даже её утверждение о том, что в юности в неё вошла "новая душа" и с тех пор она такая, было вполне в духе лурианской каббалы.
При этом она не имела знатной родословной (чем представляла проблему для родовитых цадиков) и не брала у хасидов денег (чем представляла проблему для "бизнес-цадиков").
Поэтому её много лет уговаривали выйти замуж. В итоге она замуж вышла, но тут же развелась. Однако статусный переход был совершён - из самостоятельной женщины она стала замужней (или бывшей замужней) женщиной, войдя в нормальную гендерную идентичность хотя бы формально. Теперь её поведение не было угрозой истеблишменту.
В 50 лет она уехала в Иерусалим, где жила ещё тридцать лет, изучая Тору, принимая хасидов и проповедуя - без проблем.
"Тот, кто думает о святом, не может быть одинок" - одно из её изречений.